Александр Сербин: «Плакаться я не привык. Но хочу, чтобы о каждом из ребят вспомнили поименно»


Александр Сербин: «Плакаться я не привык. Но хочу, чтобы о каждом из ребят вспомнили поименно»

«Здравствуйте, мои родные! Разве можно передать письменно все, о чем хотелось бы сказать?.. Я уезжаю. Уверен, что вы будете достойными. Олега назначаю старшим после себя. Отвечаешь за семью и за род. Ванюше – беречь маму – ты добрее… Целую всех. Отец».

Это короткое письмо бережно хранится в семье Александра Сербина. Письмо-прощание, моральное завещание, если хотите. Дата написания – 3.05.1986 года.

За день до этого в 3.00 его подняли по боевой тревоге и приказали прибыть на сборный пункт по ул. Шевченко, 13 в Чернигове, где формировался сводный отряд правоохранительных органов УВД Черниговского облисполкома под руководством Алексея Карабана. Из 210 человек были созданы две роты.

Александр Иванович командовал второй ротой патрульно-постовой службы, которой предстояло заниматься эвакуацией населения из 30-километровой зоны – г. Чернобыль, сел Денисовичи, Варовичи, Вильча, Диброва и других.

Аномальная 30-градусная жара, пыль, как потом выяснится, несущая дозу радиации, полыхающий лес, где пришлось бороться с огнем. И мародеры, нередко – вооруженные. Одного из таких правоохранители задержали в селе Рудня: нес брошенные людьми деньги, сберегательные книжки, десять золотых колец.

А еще ребятам тогда очень хотелось есть: собирались на три дня, а задержались почти на три недели. Ой, как пригодилась Александру Ивановичу армейская закалка, которую получил на Крайнем Севере! Отрезвляли и возвращали к жизни и слова командира отряда Алексея Карабана: «Не паниковать!»

Выполнять приказ было трудно даже ему, Сербину, прошедшему службу в уголовном розыске и отделе по охране гражданского порядка. Но был он из тех ребят, которые воспитывались на живых примерах Великой Отечественной. Да и кровь давала о себе знать: хлеборобская, идущая от земли, а значит – честь и долг ставились выше личных страхов или амбиций. Звучит пафосно и слащаво? Возможно. Только не для их поколения. И те, кто вырос без телевизоров и компьютеров, проникнутся и такими словами Александра Сербина: «Всю жизнь я служил Родине. И умереть надо, служа Родине».

Тогда, в 86-м в с. Великая Девица Прилукского района его ждали отец и мать. Дома – жена и дети. Но разве Сербин был один такой?.. Таких были сотни тысяч!

«Мы на амбразуры не шли, не падали на поле брани, но спустя время умирали от невидимого врага», – скажет потом Александр Иванович. А еще вместе с теми, кто был с ним в 30-километровой зоне, поклянется ежегодно собираться 20 мая – в день, когда они возвратились к своим родным, чтобы помянуть ушедших навсегда. И слово свое они сдержат.

Вернувшись домой, Александр Сербин продолжит службу в УВД и в 1998 году уйдет с должности по выслуге лет в звании подполковника милиции специального подразделения УБОП «Сокол». А на медицинской карточке статного отставника появится красный треугольник – горькое напоминание о том, что до Чернобыля он был совершенно здоровым человеком.

«Хотелось бы, чтобы спустя годы было рассказано о каждом человеке, положившем здоровье или жизнь в зоне отчуждения, – говорит Александр Иванович. – Чтобы судили по-справедливости: одному – дали группу инвалидности, соответствующую заболеванию, другому – квартиру, третьего – поселили на первом этаже, чтобы легче было подниматься. А кого-то – и к награде представили».

Говоря словами самого Сербина, амбиции не позволяют ему вести образ жизни «классического» пенсионера. Не так давно его избрали на должность Киселевского сельского головы. Работа эта, прямо скажем, не самая спокойная, ведь в сельсовете – помимо Киселевки, еще Березанка, Кобылянка, Брусилов, Ямал. Земельные вопросы, наполнение местного бюджета, улучшение инфраструктуры населенных пунктов, решение некоторых юридических вопросов – далеко не полный перечень обязанностей сельского головы. А Сербин уже организовал односельчан к 9 Мая установить памятник 140 жителям сел Киселевка и Березанка, не вернувшимся с войны, что обойдется не меньше чем в 20 тысяч гривен. Рассматривает разные возможности реанимации детсада в Брусилове. Занимается ремонтом дорог, благоустройством и ограждением кладбищ, водопроводом в Киселевке. «Эта работа мне хорошо знакома, – говорит Александр Иванович. – Когда-то возглавлял сельсовет в Халявине. Я знаю, что нужно людям».

Выросли и возмужали его сыновья. Олег Александрович – теперь подполковник Службы безопасности Украины, Иван Александрович – ведущий инспектор таможни. Выполняют они главный завет отца – быть достойными, как писал в том памятном письме Александр Иванович.

Да разве в тревожном 86-м Сербин мог знать, что все сложится именно так? Тогда он прощался. С родными, с домом. И с той жизнью, которая была «до» 26 апреля.

Наталия Бушай, «Деснянская неделя»

Регион: 
Чернигов и область
Александр Сербин: «Плакаться я не привык. Но хочу, чтобы о каждом из ребят вспомнили поименно»