«Думай о Родине, а потом о себе», – так воспитывали военное поколение


«Думай о Родине, а потом о себе», – так воспитывали военное поколение

20 марта жительнице Чернигова Лидии Константиновне Гриневой исполнилось 90 лет. Она из того поколения, которое шагнуло в войну сразу после выпускного бала. В те страшные годы юная Лидочка работала на военном заводе, плечо к плечу с безусыми мальчишками восстанавливала самолеты для фронта. А после победы вернулась в разрушенный Чернигов, окончила педагогический (тогда еще учительский) институт и всю жизнь преподавала в школе. Сегодня Лидия Константиновна уже не видит, плохо слышит и с трудом передвигается, но сохраняет заразительный оптимизм и бодрость духа. Вместе с ее одногруппником Анатолием Николаевичем Терейковским мы навестили эту труженицу накануне ее почтенного юбилея.

Во время войны девушка ремонтировала самолеты

– Лидия Константиновна, с Днем рождения вас! Вы – настоящая героиня и пример для подражания, как прожить жизнь честно и достойно. Расскажите, пожалуйста, где и в какой семье вы родились?
– Я родилась в Киеве в 1923 году. Мой отец учился в военном училище, получил назначение в Кострому, там мы и жили с родителями, а потом отца отправили служить в Среднюю Азию. С 1938 года жила в Чернигове, училась в школе №11 им. М. Коцюбинского, она находилась на Валу возле нынешнего исторического музея, сейчас там только фундамент остался. Когда окончила 10 классов, началась Великая Отечественная война. Нас с мамой эвакуировали в г. Вязники Владимирской области. Тогда там находилась авиационная мастерская №214, эвакуированная из Клина. Я работала учеником слесаря-сборщика, мы ремонтировали самолеты, которые приходили с фронта. Грязные, пробитые, их надо было разобрать, промыть, отремонтировать все детали, а потом снова собрать и отправить на аэродром. На это давалось 10 дней. В этом цеху я была одна девушка, а всего было шесть бригад. Потом получила разряд слесаря и работала бригадиром, мне было 18. У меня в бригаде был Коля Бурнов 16-ти лет и Витя Алексеев, которому было 14 или 15. Там проработала до освобождения Клина, и мастерскую вернули обратно. Я же поступила в педучилище в Вязниках, получила специальность учителя младших классов.
– Мама хотела пойти на фронт, ходила записываться в военкомат, но ее не взяли даже медсестрой, отряд уже был укомплектован. Тогда она пошла работать в ремонтную мастерскую, – пояснила дочь Лидии Константиновны Антонина Сергеевна.

Годы были голодные, но жизнь – хорошая

– Как сложилась ваша жизнь после окончания Великой Отечественной?
– Когда освободили Чернигов, мы с мамой вернулись домой. Учителем я не пошла работать, а устроилась пионервожатой, потому что хотела учиться дальше и нужно было время для подготовки. Мы ходили в госпиталь с ребятами, готовили выступления для раненых. А в 1949 году я окончила Черниговский учительский институт, получила назначение в Тернопольскую область, преподавала в старших классах. Через год вернулась в Чернигов, и с 1950-го, почти 30 лет, работала в школе-интернате для слабовидящих детей. Занимались с детьми по Брайлю, а когда родилась дочь Тонечка, перешла на должность воспитателя. У меня 36 лет трудового стажа. Я ветеран труда, есть медаль. Еще одна медаль, которой я горжусь, – «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны», а остальные медали – юбилейные.
– Вы учились в послевоенные годы, какой тогда была студенческая жизнь? Что запомнилось?
– Мы все были молоды, и жизнь студенческая бурлила. В институте был актовый зал, где всегда отмечали Новый год и разные праздники, песни пели. Комсомольская организация активно действовала. Анатолий Николаевич был комсоргом в нашей группе. Студенты получали стипендии – 200 рублей.
– Годы были голодные, поэтому студенты получали хлебные карточки и обеды в столовой, – присоединяется к разговору Анатолий Николаевич Терейковский. – Мы приходили в столовую после третьей пары, буфетчица давала каждому полбуханки хлеба (около 400 г), борщ или перловку, котлетку какую-то. А я родом из села, жил на квартире, когда учился на подготовительном отделении, поэтому хлеб оставлял и съедал его с вареной картошкой вечером. И до завтрашнего обеда уже не кушал. 46-й и 47-й годы были голодные. Люди занимали очередь за хлебом в пять утра.
– А учиться тогда было интересно?
– Да, очень интересно! Наши преподаватели были из интеллигенции, некоторые – бывшие фронтовики, приходили на лекции в гимнастерках. Так, Зоя Васильевна Петусь окончила Смольный институт в Петербурге. Иван Петрович Львов до 1918 года читал психологию в Черниговской духовной семинарии, которую окончили и Подвойский, и Тычина.
– Как выглядел Чернигов после войны?
– Все было в руинах. Что уцелело? Тюрьма, потому что она была нужна и немцам. Пятницкий храм был наполовину разрушен. Кинотеатр им. Щорса уцелел, мы ходили туда после войны. Каланча пожарной части уцелела, школа №1 – тоже. Железнодорожный вокзал был разрушен, до Количевки поезда шли, а потом людей везли в город на машине. Уцелели здание библиотеки им. Короленко (в нем раньше был земельный банк), филармония, здание МВД (где сейчас институт истории). Улица Пятницкая была разрушена, аккуратные двухэтажные домики построили после войны. Здание на Пролетарской, где теперь обувная фабрика, – уцелело (нынешняя «Берегиня»). Мы жили рядом, но наш дом был разрушен.
– А о преподобном Лаврентии, который жил в Чернигове в те годы, что-то знаете, слышали?
– Преподобный Лаврентий был знаком с семьей моего крестного дяди Коли, – продолжает повествование дочь Лидии Константиновны. – После войны был полностью разрушен Троицкий монастырь, так старец собирал народ, чтобы помогали его восстанавливать. Он ведь жил неподалеку. Его домик не пострадал. Там теперь музей, и в прошлом году мы отвезли туда лампадку и некоторые вещи. И вот на восстановление монастыря пришла будущая настоятельница Елецкого монастыря матушка Амвросия, в миру ее звали Галя. Так как батюшка был прозорливый, он сказал ей: «це девка наша». Так она и осталась. Колокола тогда были опущены, и они жили под самым большим из них, это была как бы келья.

Секреты долголетия – оптимизм и стихи

– Помнят ли теперь ученики Лидии Константиновны свою наставницу?
– Да, они приходят к ней, поздравляют с праздниками, мама со многими переписывалась, – рассказывает Антонина Сергеевна. – Некоторые из них окончили музыкальное училище, один из учеников стал фельдшером, другой – преподавателем, но в основном слабозрячие дети получают рабочие специальности.
– 90 лет – возраст серьезный! Антонина Сергеевна, какие секреты долголетия знает ваша мама?
– Говорят, что мысли материальны, и, похоже, так и есть, потому что мама всегда составляет план, что она будет делать в этом году, что в следующем. Наверное, ей это помогает. В молодости она занималась спортом. Мама следит за своим здоровьем, покупает витамины, лекарства. Лет десять назад она начала писать стихи, вот сейчас ждем трафарет Брайля, он ей помогает. 
– Лидия Константиновна, вы и с одногруппниками общаетесь, встречаетесь?
– Постоянно. И стихи читаем, и песни поем. Хотя осталось в живых не так много. Когда было 40 лет институту, мы в ресторан ходили, на 50-летие приезжали одногруппники из Киева, Тернополя, одну нашу подругу из Ични привезли внуки.
 
Глядя на Лидию Константиновну и ее ровесников, понимаешь – вот что значит «советская закалка». Несмотря на возраст, она бодрая, общительная, а еще – жизнерадостная и дружелюбная. И, возможно, это один из главных секретов ее долголетия.
Кстати, можно сказать, что Лидия Константиновна основала учительскую династию. Ведь ее дочь Антонина Сергеевна тоже учитель, преподает английский язык. Работала сначала в селе Ивановка, потом в школе №10, №8, а теперь в школе №16. Внучка Светлана в этом году оканчивает Черниговский педуниверситет 
им. Т.Г. Шевченко, получает специальность «дошкольное воспитание и английский язык».
 
С юбилеем вас, уважаемая Лидия Константиновна!
 
Виктория Сидорова
Деснянская неделя №12 (155)  21 марта 2013

 

Регион: 
Чернигов и область
«Думай о Родине, а потом о себе», – так воспитывали военное поколение
«Думай о Родине, а потом о себе», – так воспитывали военное поколение