Юрий Наумович Лишневский: "Я из летного состава старого поколения, которое до старости молодо духом"


Юрий Наумович Лишневский: "Я из летного состава старого поколения, которое до старости молодо духом"

Статья в «Деснянке» об изменениях в пенсионном законодательстве стала поводом для знакомства с нашим постоянным читателем Юрием Наумовичем Лишневским. Пообщавшись, мы не смогли не написать об этом интересном человеке, о радостных событиях его жизни и не очень.
К тому же 26 апреля Юрию Наумовичу исполняется 90 лет. Хотя выглядит моложаво, лет на 75. Еще позже, 9 мая, он обязательно будет праздновать День Победы над фашистской Германией, которая стала возможной благодаря и его заслугам.

После смерти жены девять лет назад Юрий Наумович стал жить один, но не одиноко. С зятем они друзья. Дочка все время рвется помочь ему с уборкой квартиры, но хозяин отказывается от помощи, сам прибирается, ходит за продуктами и готовит. Рассказывая о своей жизни, вспоминает смешные истории и весело при этом хохочет.

– Я из летного состава старого поколения, которое до старости молодо духом. Мы жили тогда дружно, все вместе, сами обслуживали самолеты. А сейчас посмотришь на кого-то из летчиков, так он, как барин, – ему подготовили самолет, он слетал, вышел и пошел домой. Но почему они на такой технике так часто разбиваются? – посетовал собеседник.

В летчики он попал, можно сказать, по недоразумению. После окончания 9-го класса узнал об Одесской школе штурмовой навигации, а так как в то время мечтал о Черном море, то решил: это как раз то, что ему надо, и после училища он будет плавать по морям.

После окончания штурманской школы в 1943 году стал летать в качестве бортрадиста и штурмана. Пришел в авиацию случайно, но так и остался в ней на 17 лет. Среди множества документов, свидетельствующих о его работе в тот период, есть допуск даже на грузовой немецкий «ЮН-52» («Юнкерс»).

В шаге от смерти

Но как так? Почему советские летчики летали на «юнкерсах»? Оказывается, было и такое в годы войны. После окружения группировки Паулюса в плен попало много немецких самолетов. Советское командование решило создать из них несколько диверсионных групп, которые, пересекая линию фронта, должны были выполнять на вражеской территории различные задания. Юрий Наумович попал в одну из этих групп.

Перед первым полетом оповестили кого нужно о том, что на немецком «юнкерсе» летит наш летчик. После взлета самолет был сбит. Полетел второй – тоже подбили. Когда подошла очередь его экипажа – полеты на время отставили, а потом совсем закрыли. В этот раз «пролетел».

Затем его перевели в авиатранспортную дивизию во Внуково. Однажды после ночного задания экипаж отправился в столовую офицерского состава, где хорошо кормили и давали по 100 граммов. А тогда он весил 47 кг при росте около 1 м 80 см. Особой причины такой худобы не было, просто всегда мало ел. Как бы то ни было, но сто граммов подействовали на него таким образом, что, выйдя из столовой, он вдруг разозлился на большой круглый фонарь, стоящий у обочины.

– Ах так, мы воюем, а ты здесь висишь, да? – высказал он свое возмущение фонарю, пальнул по нему из пистолета и попал с первого раза. Тут же был пойман комендантом и отправлен на гауптвахту. Утром, пока он искал запропастившийся куда-то ремень и пистолет, экипаж его не дождался и улетел. Но на аэродром так и не вернулся…

Рассказывая эту и другие истории, Юрий Наумович вытирал выступавшие на глазах слезы:

– Извините за слабость, я стольких товарищей потерял.

За державу обидно

В 1958 году после обследования в госпитале у него признали туберкулез легких, списали по состоянию здоровья и сразу дали пенсию, как тогда полагалось. Его летная пенсия инвалида первой группы состоит из пенсионных начислений, выплат участнику боевых действий и за особые заслуги. В январе 2015 года сумма составляла 6695 гривен, в феврале – почему-то 6194 гривни. В марте в Пенсионном фонде ему сообщили, что будут высчитывать 16,5% от пенсии.

– Вы знаете, мне, в принципе, не денег жалко. Мне хватает, еще и родне помогаю. Но как так можно? Вот в моих летных документах написано: «В составе экипажа 10-й Гвардейской авиатранспортной дивизии совершал полеты по обслуживанию 1, 2, 3, 4-го Украинских фронтов, Юго-Западного Украинского, 1-го и 3-го Белорусских фронтов и белорусских партизан. Принимал участие в освобождении Киева и Будапешта. Налет за время войны – 1025 часов, всего совершил 170 вылетов за линию фронта и по обслуживанию партизанских групп». В моих орденах отражен общий налет 11 тысяч часов, это 2 млн 800 тыс. километров. Никогда раньше нас не ущемляли в правах, пенсию только прибавляли. А как только пришел к власти этот премьер-министр, так впервые за мою жизнь, не спрашивая нас, высчитали с пенсии приличную сумму. А послушаешь его – так все хорошо.

Мне за страну обидно. Это ж где в мире с пенсионеров взимается подоходный налог и еще 1,5% на содержание армии? Интересно получается – чем больше денег сыплется из-за границы в Украину, тем почему-то меньше их становится в Украине!

Разорванное небо

Во время беседы Юрий Наумович легко переходит с русского языка на украинский, вставляя узбекские и литовские слова. И даже немецкие, так как перед войной некоторое время учился в Днепропетровской немецкой трудовой школе (в Украине в середине 30-х годов были и такие). Когда ее закрыли –
перешел в украинскую. И ныне не понимает: как могла страна рассориться из-за языка?

– Однажды на прифронтовом аэродроме я стал свидетелем допроса немецкого летчика, который сдался нашим войскам. Командир эскадрильи безуспешно пытался понять его, тогда я предложил свои знания немецкого языка. После беседы начальник особого отдела вывел меня на улицу и сказал: «Если я еще раз от тебя услышу, что ты говоришь по-немецки, расстреляю». Но разве можно допускать такую слепую ненависть к другим народам? В Советском Союзе не было разделения на национальности, считалось, что все –
армяне, грузины, евреи – и есть одна страна, СССР. Теперь забыли, что после войны нищую и разоренную Украину восстанавливали все республики. А недавно я услышал: «А кто вас просил за Украину воевать, вы не освобождали ее от немцев, а оккупировали ее!».

90 лет, прожитых в СССР и независимой Украине, возможность сравнивать обе эпохи не понаслышке, а воочию, почти три миллиона километров в небе над этими странами, ставшими ныне враждебными, и ясная память дают ему основание смело высказывать свою точку зрения на происходящее, даже если она идет вразрез с официальной политикой.
Имеет право.

Лариса ДОБРЫНИНА

Регион: 
Чернигов и область
Юрий Наумович Лишневский: "Я из летного состава старого поколения, которое до старости молодо духом"
Юрий Наумович Лишневский: "Я из летного состава старого поколения, которое до старости молодо духом"
Юрий Наумович Лишневский: "Я из летного состава старого поколения, которое до старости молодо духом"