Таким видел себя наш Кобзарь


Таким видел себя наш Кобзарь

Говорю «видел», поскольку речь об автопортретах Тараса Шевченко. Писал он их молодым и уже в почтенном возрасте, в годы радости и горя. Смотрит на нас Кобзарь не из полотен художников, а с портретов, созданных собственноручно. Они дают нам возможность и сегодня видеть его таким, каким он был почти 200 лет назад.

Его автопортреты – его автобиография

Репродукций автопортретов Кобзаря в моей Шевченкиане около тридцати. Вниманию же читателей предлагаю лишь некоторые. По ним можно проследить весь жизненный путь Кобзаря.

Автопортреты Шевченко, как и все художественные произведения художника, – это большая часть его живописного наследия. Они, по сути, – своеобразная автобиография талантливого художника-реалиста.

Нелишне здесь вспомнить, что в те годы в Украине становился популярным такой вид живописи, как автопортрет. Молодой Тарас и стал его зачинателем. Вдохновили Шевченко на это выдающиеся мастера кисти, автопортреты которых уже были широко известны: Илья Репин, Иван Крамской, Василий Суриков, Валентин Серов...

Первый автопортрет (наиболее известный) Тарас Шевченко выполнил еще студентом Петербургской академии художеств, где расцвел его талант живописца. Это произведение – символ образа молодого Кобзаря. Изображение этого «символа» встречается на многих отечественных и зарубежных печатных изданиях – на почтовых марках, конвертах, открытках, в книгах и фильмах, даже на украинской 100-гривневой денежной купюре.

На упомянутой картине видим романтично возвышенный образ молодого поэта-художника. На ней уже улавливается влияние на творчество Тараса Шевченко его учителя с мировым именем Карла Брюллова.

Автопортрет, 1849–50 гг.

 

«В солдатах». Автопортрет, 1847 г.

 

«Шевченко и байгуши», 1853 г.

 

Автопортрет, 1857 г.

 

После академии Тарас пошел широкой дорогой познания жизни обездоленного народа. В 1843 году эта дорога привела его в Яготин, где он встретился с писательницей Варварой Репниной. Она высоко ценила талант молодого поэта и способствовала популяризации его творчества. В Яготине Шевченко нарисовал свой портрет и вместе с рукописью поэмы «Тризна» подарил Репниной.

Вскоре Шевченко написал еще один автопортрет, на котором «читается» внутренняя сила художника, решимость борца за лучшую судьбу своего угнетенного народа.

Таким, непримиримым с устоями царизма, и шел он всю свою жизнь.

Не угас творческий пыл и в ссылке

Власти поспешили расправиться с бунтовщиком и сослали его на десять лет в далекие среднеазиатские края, запретив писать и рисовать. Царское правительство хотело убить в нем и поэта, и художника. Но Кобзарь был несокрушим, непреклонен. Нарушая царский запрет, он работал. Неволя не погасила в нем творческого пыла. Позже писал: «Терзаюсь, мучаюсь... Но не каюсь».

Его многочисленные зарисовки наполнялись все большей реалистической выразительностью и социальной заостренностью. В них звучала правда об ужасной жизни казахов и сосланных туда для покаяния людей, неугодных власти. Нечеловеческие условия жизни Шевченко отра­зились и на создаваемых им автопортретах.

Первый автопортрет Кобзаря из периода ссылки был написан в 1847 году (Орская крепость). На нем поэт в солдатском мундире и фуражке-бескозырке. Тяжелая муштра уже успела наложить свой отпечаток на лицо узника. Поражают широко раскрытые, полные грусти глаза.

Другие автопортреты великого поэта периода солдатской муштры (Аральская экспедиция, Оренбург, Орск, Новопетровское укрепление) – свидетели силы авторских художественных документов о нечеловеческих физических и моральных муках ссыльного. Одновременно они являются свидетелями и вдохновенной подвижнической творческой деятельности подневольного художника, его непокорности перед угнетателями.

Автопортрет Кобзаря-солдата побывал и в Седневе

Упомянутый автопортрет Шевченко периода солдатской муштры побывал и на Черниговщине. Кобзарь прислал его в Седнев Андрею Лизогубу, с которым подружился еще до ссылки. Путешествуя в 1846 году по нашему краю, поэт останавливался в гостеприимном имении Лизогубов – истинных поклонников творчества Кобзаря, где отдыхал под раскидистой липой. На берегах полноводного Снова рождались известные поэтические строки, картины чудесной полесской природы. Там Шевченко написал и портреты братьев Лизогубов – Андрея и Ильи.

Подаренный им позже солдатский автопортрет Кобзаря хранился в семье как дорогой сувенир – образ великого поэта.

Видел себя и в жанровых рисунках

В нелегких условиях ссылки Шевченко создал и ряд жанровых рисунков, в которые ввел и свои портреты. Это, в частности, «Шевченко рисует товарища», «Шевченко и байгуши», «Шевченко и казахский мальчик...», «Наказание колодкой», «Казарма»... Через них великий украинец будто передавал свои соболезнования подавленному, обреченному на нищету казахскому народу.

В живописном творчестве Шевченко-реалиста есть и автошаржи. Они свидетельствуют о том, что ему, несмотря на жизненные невзгоды, всегда было присуще чувство юмора.

В глазах «и нежность, и тоска»

Последние годы своей жизни Кобзарь провел в Петербурге. Работая над автопортретами, иногда пользовался фотографиями ранних лет. В этот период создал проникнутые глубоким лиризмом автопортреты «В темном костюме», «С бородой в тулупе и шапке» и другие. О многом говорит в них выражение глаз художника. По словам великого русского писателя, истинного поклонника таланта Шевченко Ивана Тургенева, в них «и нежность, и тоска».

В 1860 году автопортрет Шевченко, как оригинальное произведение того времени, был даже на выставке в Петербургской академии художеств. На нем художник изобразил себя молодым в сдвинутой набекрень шапке, из-под которой выбивался чуб. В белой вышитой сорочке. Но этот автопортрет уже четко контрастировал между холостяцким нарядом и грустным взглядом преждевременно состарившегося Шевченко.

А в феврале 1861 года, всего за месяц до конца своего земного бытия, Шевченко написал последний свой портрет. На нем в густой темноте возникает образ уже безнадежно больного художника. Он будто прощался с нами, с теми, кому служил всю свою жизнь – жизнь неутомимого, непокоренного борца за лучшую судьбу своего народа.

Кобзарь не ушел от нас. Он с нами. С нами и будет. Вечно.

Андрей ФОМИЧЕВ

"Деснянка" №6 (482), 6 лютого 2014 року

 

Регион: 
Чернигов и область
Таким видел себя наш Кобзарь