Банальный сериал «Про жисть»: сантехник – это не профессия, и это даже не призвание...


Банальный сериал «Про жисть»: сантехник –  это не профессия,  и это даже не призвание...

К концу света наша семья начала «подготовку» еще в лихие 90-е. Мы тогда жили на Севере. Свет отключали там постоянно. И что? А ничего... Свечки, фонари – и можно жить! Но однажды сантехник на дежурстве нечаянно что-то закрутил или не докрутил... Тогда за сутки у всего подъезда в подвале пропала картошка, заготовленная на зиму. А у соседей всплыли рыбки в аквариуме.

Но это были еще «цветочки». В самый пик летней жары что-то там случилось с канализацией... И вот тогда наш дом уверовал в то, какая нужная это профессия – сантехник. Мы звонили в ЖЭК и нам раздраженным голосом сообщали, что мастера уже вышли и будут в течение дня. Ах, как все мы мечтали, чтобы поскорее дошли уже до нашего дома эти сантехники. Только бы избавиться от нестерпимого запаха. И ОНИ пришли, когда мы и ждать перестали. Маленьких детей, конечно, мамочки сразу постарались изолировать. А уж мы, все остальные, почти при каждом слове вздрагивали, слушая их диалоги... На английский манер это можно было бы перевести примерно так:
– Сэр, не будете ли Вы столь любезны передать мне находящийся слева от Вас вантуз?
– Простите, но я крайне занят, сэр, и, вполне очевидно, что Вы можете взять его сами.
Но все эти воспоминания остались в советском прошлом.

Кто такой Володя-сан?

Наша семья уже давно переехала поближе к столице. А лет семь назад, когда мы делали ремонт, соседка раздобыла мне телефон какого-то «Володи-сан». Оказывается, он работает сантехником в ЖЭКе. Но не в нашем, а в соседнем. И так она этого Володю расхваливала! Только, признаюсь, тогда я ей не поверила. Непьющий сантехник ЖЭКа да еще и хороший мастер? Я скорее в сказку про Деда Мороза поверю, чем в такое... Думы мои о предстоящей встрече с этим Володей были не слишком веселые: «Сейчас заявится такой «Афоня», наследит, потом еще запросит денег за какую-нибудь «заморскую» деталь». Пенсия-то у меня хорошая, но только уж маленькая очень.
У нас, пенсионеров, то есть у советских людей, в голове было совершенно определенное представление о сантехнике. Он обязан быть нетрезв, с наколками на руках, с черноземом под ногтями, с потрепанным чемоданчиком и прокуренным голосом. Но выбор у меня был не велик. Я позвонила этому хваленому «Володе-сан». Записал он мой вызов только на пятницу. Меня это даже задело... И вот тут-то пошли настоящие чудеса. В пятницу Володя пришел минута в минуту. Внешне он был похож на учителя физики. Такой весь выбритый, с добротным дипломатом. Там у него лежали почти стерильные инструменты – медики могут просто обзавидоваться. Вот с тех самых пор он и стал «семейным доктором» нашей сантехники. Ко мне он уважительно обращался по имени и отчеству. А я стала фанатом его «творчества». Долго молчать у меня редко получается, хотя своими вопросами я ему иной раз даже надоедала. Он что-то там крутил... А мне все хотелось выведать его секреты... Ведь как-то же он постигал премудрости своего мастерства?

«В детстве я мечтал стать космонавтом, но...»

«Прелести» этой профессии, конечно, терпеть может не каждый. О себе Володя рассказывал без особого желания: «А чего тут много говорить? Вера Федоровна, а что Вы хотите услышать? Как я мечтал стать космонавтом, а стал сантехником? Или о том, как я в детстве прочитал книжку «Увлекательная канализация» и уже не мыслил для себя другой профессии? Бред какой-то! У меня все проще... Оно, конечно, понятно, что в галстуке и престижней и доходней, чем в дерьме. Но в ЖЭКе я уже 18 лет. Можно сказать, что в этом году «совершеннолетие» сантехнической деятельности могу отпраздновать. Где учился «на сантехника»? Нигде! Закончил техникум. Специальность получил. По диплому я ведь агроном. Но после армии на завод устроился. А там перестройка грянула. У меня-то уже семья, а работы постоянной нет. Случайными заработками перебивался... Потом товарищ переманил в ЖЭК. Вот и вся романтика! Вернее, проза жизни. Как я начал осваивать свою профессию? С азов начинал. За другими смотрел. На ус наматывал. А из сантехников учителя какие? Правильно – никакие! Был такой у нас Захарыч. Комплекция у него внушительная – такой себе борец сумо. Запои у него частенько случались. Но дело свое знал лучше всех! Я с ним первую науку и постигал. Пить? Нет! С этим у нас, Вера Федоровна, в семье строго. И вообще, я порядок больше люблю. Дисциплина – это же великая вещь! Она человеку свободу дает! А вот командовать не люблю. Бригадиром меня поставили – но не мое! За все эти 18 лет и 18 зим текучесть тут в ЖЭКе такая, что имена не успеваешь запоминать. Сегодня осталось только три человека, с которыми когда-то начинали. Я в ЖЭКе на разных личностей насмотрелся: от поэтов-лириков до законченных алкашей. У нас один парень сантехником работал, так он стихами все шпарил. А недавно смотрю: на столбе его объявление висит. В стихах написал. Представляете? Объявление – и в стихах! Умора! А почему у меня визиток нет? А куда они мне? Я Вам так скажу: мне лет пять пришлось вкалывать, чтобы перед людьми за свою работу не краснеть.
– Володя, Вы не скромничайте! Вы же по улице идете, так люди чуть не в пояс кланяются. У нас тут «сарафанное радио» хорошо работает...
– С одной стороны, сделаю я свою работу хорошо – так мне радостно. И человеку же нормально. Верно я говорю? А с другой-то стороны, это ж плохо! (Смеется.) И чем лучше сделаешь, тем дольше не вызывают. Шучу. Понятное дело... А работа у меня всегда есть.
– Володенька, а ведь я на Вас в большой обиде когда-то была. Помните, когда я первый раз позвонила? А Вы мне вежливо так отказали: «Извините, но раньше пятницы не смогу. Все расписано». Я думаю, вот врун. Заливает. А сейчас вижу, что к Вам запись, как к врачу хорошему.
– (Смеется.) Нет! Ко мне только на пару недель запись бывает. А вот у меня брат старший – тот мастер знатный! Там без записи – совсем нереально пробиться. У него на три месяца все занято. Он уже в столице давно работает.
– Тоже сантехник?
– Нет! Вы что думаете, что у нас семейное призвание такое? Нет! Он мебель делает из красного дерева. А в сантехнике почти ничего не соображает. Знаете, Вера Федоровна, я вот как считаю... Ты в одном деле мастером будь. За некоторыми «самоделкинами» приходится чуть ли не с нуля переделывать. Они со стройки на стройку прыгают: и гипсокартон, и кафель, и унитазы – все, типа, умеют. Только потом мне голову надо ломать: а как же лучше переделать, чтобы плитку не долбить. Я так скажу, если ты нормальным мастером хочешь стать, то в сантехнике такое «прыганье» не прокатит. Точно говорю! Проверено! Ты свое дело выучи. А деньги сшибать – это сейчас уже выучились. Вот недавно пришел в одну квартиру... Задача пустяковая – мне надо воду перекрыть. Смотрю, а там два парня гайки крутят. Пыхтят. Стараются изо всех сил. Потеют капитально. А соображения – никакого. Мне эту хозяйку, верите, жалко как-то стало. Тихонько так спрашиваю: «Кто же это Вам таких«умельцев» подогнал? Все же переделывать придется!» А она чуть не со слезами: «Так совсем дешево обещали... Я их по объявлению в Интернете нашла». Вот такая «экономия».

«А я за свою работу нормальные деньги беру!.»

-Мне семью кормить надо, хотя и случаи ведь всякие бывают. Вы же меня, Вера Федоровна, сто лет знаете. Мне перед Вами фасониться и смысла никакого нет. Вот вчера я к одной бабуле пришел... И я решил – денег за работу с нее не возьму. Почему? А я и сам не знаю. Глаза у нее хорошие. На мою бабку чем-то похожа. А, думаю, мне все равно сегодня уже не разбогатеть. А сейчас Рождественский пост идет, хоть одно дело доброе сделаю. И что моя бабуля? Она мне говорит: «Сынок, ты что это удумал? Как это денег не возьмешь? Трудился же, время потратил... Не годится так! Давай-ка я тебе хоть баночку варенья малинового дам и огурчиков вот...» Чуть не час отказывался. (Смеется.) Еле ноги унес. А на той неделе начальник меня на квартиру к одной «шишке» отправил. (Для унитаза ведь все люди на одно лицо. Тоже поломки случаются.) Вот шеф мне адрес дает и приговаривает: «Только денег там не бери. Понял? Мы потом разберемся. Ты меня правильно понял?» Я-то понял... Но досада ж берет. Провозился там часа три. Сделал, как для себя. А тот и «спасибо» не соизволил сказать. Мы же кто? Мы для них люди третьего сорта, хотя богатые они ведь тоже разные встречаются. Вот Вы, Вера Федоровна, все меня спрашивали, почему я матом не ругаюсь? Так у меня и отец никогда этим не увлекался. Он и колхозник вроде, без образования, да? А не ругался – и все! Хотя я в своей жизни таких отморозков грамотных встречал, что не дай Бог. Только не об этом я хотел сказать. Понимаете, бывают же такие хозяйки, что иной раз и выругался бы. Вот пример такой. Женщина соседей затопила. Я на вызов прихожу. Ползаю там под этой раковиной. Думаю, как же мне лучше исхитриться закрутить. (Тоже делал какой-то «самоделкин».) Вот я там ползаю, как акробат, а она все эти два часа кричит мне про то, как ЖЭК плохо работает, как мусор вовремя не вывозят... Главное, без остановки шпарит. Кричит, как резаная. И как тут не ругнуться? Сама же соседей затопила, а дворник ЖЭКа плохо улицу подметает. Окурки остаются.
– Володя, но Вы уж не себя не наговаривайте. От Вас и слова плохого никто не слышал. А прошлой зимой, помните... Мне соседка тогда как рассказала, так у меня просто сердце замерло. Ведь Вы на 7-й этаж по вышке взобрались, чтобы воду в квартире перекрыть. Это же подвиг, Володенька!
– Ой, Вера Федоровна, только хоть Вы мне мозги не пудрите. Не люблю вот этих всяких «подвиг, геройский поступок»... С балкона хлестала вода. Заливало соседей. Дома никого не было. И что тут оставалось делать? Да Вам про такие подвиги в каждом ЖЭКе страшилок нарассказывают кучу. И как мы телогрейками в подвале трубы закрываем тоже могут рассказать. (А водичка-то почти кипяток, фонтаном хлещет таким, что вспомнить страшно.) На улице мороз под 30, а у нас – сауна. А эти все слова о героизме, о самоотверженности – ерунда на постном масле. Говорю же, про такой подвиг у нас в каждом ЖЭКе любой сантехник историю вспомнит. Легко!
– Володя, а почему Вы работу не поменяли?
– (Смеется.) А я и сам не знаю. Иногда думаю: брошу. Ничего же нет! А работать как? 

«Украина – это ж великая страна! Вот поэтому нас, сантехников, здесь и не замечают»

–Но я Вам, Вера Федоровна, прямо скажу... Ведь уровень жизни у нас клянут с обеих сторон от этой самой черты бедности. Сейчас уже профессиональные безработные в моду стали входить. Раньше если не трудишься, так и судить могли за тунеядство. А сегодня в летчики да космонавты рваться – это пережиток. Наша молодежь о другом мечтает. Им подавай должности! Заведовать аптекой – вот это круто считается. У меня соседский парень недавно похвастался, что он мерчандайзером устроился. Главное, такой весь гордый, типа, «крутой»: брюки до колен висят. (Сейчас же мода у них такая.) А я ему говорю: «Димка, не гони пургу. Ты коробки грузишь, так? Так! Короче, Дим, в наше время это называлось просто – грузчик». Так он же на меня и обиделся. А что я такого сказал-то?
– Володя, они молодые еще. Им же от моды не хочется отставать.
– От какой моды? Моему сыну недавно 21 исполнилось. Так я ему популярно объяснил. Штаны такие носить – себя не уважать. Это ж тюремная мода, когда у тебя ремня нет, чтобы портки свои поддержать... И ничего! В нормальных штанах парень ходит. Работает токарем. Правда, не у нас. Он в российской столице работает. А живет пока у брата моего в Подмосковье. Немодная работа? Не спорю. Конечно, сейчас же все в менеджеры да в охранники кинулись. А хорошего токаря с фонарями надо искать.
– Время, Володенька, другое.
– Понятно... Я ж не отрицаю. Только парни уже с реальными девчатами и знакомиться разучились. В чате этом своем «закадрит» девушку – вот и вся любовь. Я в компьютерных делах мало понимаю. С Интернетом больно-то и не дружу. Плохо? Так я и не спорю... В Интернете и для нас, сантехников, дельной информации много. (Смеется.) Но у меня устройство организма другое: пока сам, руками собственными, все не сделаю, то никакая теория не поможет. Я по работе сыну родному даже объяснить ничего не могу Пробовал – не получается! Я ему как рассказываю? Смотри да делай сам. Мне важно что? Важно, чтобы он мужиком нормальным стал. Я в селе с 7-го класса рядом с братом каждое лето работал. А как мужику без дела? Жизнь – это ж тебе не туалетная бумага. Думаешь длинная, да? На всякое дерьмо ее тратишь... А потом-то как? Я тут насмотрелся за эти годы на всякое. Сейчас дамочки такие есть, что и раковину сами прочистят, и гвоздь лихо так вобьют... А сын, здоровый такой, в другой комнате сидит «стреляет». Мы с его мамашкой ванну тащим, а он «уровень какой-то там проходит». Это правильно? Это не правильно! Я, конечно, в институтах ваших не обучался. Но мы же все что-то такое строили, строили... А чего построили? Жить в этом как? Что-то не то мы построили! Совсем не то! Я ведь этих домов, где молодежь живет, скоро бояться начну. Вчера, поверите, до обеда семь забитых канализаций. Причина – смешная. Им пакет с очистками просто лень выбросить в мусорный бак, так они его в унитаз закинули. Правда, сегодня спокойно – ни одного вызова. Тишина. Но я не про это хотел сказать. Вот у меня друг рассказывал, как они с финнами сотрудничали. Сдавали дома под ключ. Сантехника такая, что работать – одно удовольствие. А мы, что не начнем – все разворуем.
– Володя, дорогой, куда это Вас уже занесло? Ну, допустим, воруем... А финны тут при чем?
– Вера Федоровна, а жить-то как? Ладно нам... Ребятам нашим как жить? Финны при чем? Вроде бы и не при чем... Но эти финны просто в асфальт песок не добавляют – и все! И у них дороги дешевле в 4 раза получаются. И ведь хорошие дороги! Никаких велосипедов тут не надо изобретать.
– Володя, но вот Вы же на совесть работаете. И у нас много таких! Вы же сами говорили, что наши советские смесители сделаны тоже на совесть. Они лучше современных китайских. И трубы советские в некоторых домах еще долго будут служить.
– Ну, теперь Вас занесло, Вера Федоровна. Давайте еще вспомним, какая колбаса была вкусная по 2 рубля и какое масло по 60 копеек. Жизнь на месте не стоит. Были трубы металлические, а потом – металлопластик пошел. Но я совсем не про это сказать хотел. Я ведь про то, что...
Но тут у него зазвонил мобильник. Про что мне хотел рассказать Володя я так и не узнала. Его срочно вызвали на аварию. Сантехник – это ведь не профессия, и это даже не призвание... Сантехник – это когда надо срочно...
Я же теперь почти твердо знаю, что из всех видов техники самой необходимой для человечества была, есть и будет сантехника. А мастера-сантехники практически судьбы людские «вершат»: могут и весь дом без холодной воды оставить, а захотят, так и горячую воду смогут отключить. Кстати, говорят, что в древности сантехников называли «водоведами». А вода – стихия мощнейшая... Сила это великая. Водичка и жилой дом может смыть, и город стереть с лица земли...
Подслушала и записала Екатерина Чуранова
Деснянская неделя 

Полезные ссылки:

Полотенца махровые - оптом

Банальный сериал «Про жисть»: сантехник –  это не профессия,  и это даже не призвание...